Записи с темой: @что-то совсем шизовое. (список заголовков)
15:41 

время.

я говорю тебе прости, что я есть, и мир обретает твердь.
я говорю тебе уходить, пока я тебя не сломала,
и приказываю себе молчать, но получается слабо.
ты смеешься, мол, да ладно, посмотрим еще кто кого. я не спорю. я не знаю.
я смотрю в зеркала, и не хочу отвечать, что в них вижу.
я правда не знаю, где заканчивается мой бред и начинается реальность. где заканчиваются сны и начинаются знаки. где заканчиваюсь я.
и есть ли у меня еще время, есть ли это чертово время.
смерть ходит по городу-перекрестку. в чужие окна заглядывают мертвые ведьмы. Ирка поет. красные камни кажутся выпачканными в крови. незрячие глаза пристально наблюдают за мной из-под толщи воды.
я пытаюсь заставить себя забыть обо всем и закрыть дедлайны, но во снах приходит он, чтобы смотреть на меня чужими глазами. и я с трудом заставляю себя верить, что он не может причинить вреда тем, кого я люблю.
остается чуть больше недели. время идет спиралью.
девочка утверждала, что умеет слушать мир и видеть тайные знаки и нити, связывающие события прошлого и грядущего. однажды она запуталась в этих нитях и не смогла освободиться, так много их было.
я не хочу быть этой девочкой, но это все,что составляет меня.
-я не могу умереть, - говорит Ведьма, и я знаю,что она не лжет. и мне безумно жаль,что я не могу обещать ей того же, хоть и знаю,что ничто меня не возьмет.
"удержите друг друга" - отзываются карты на любой вопрос. в окно раздается стук.
в глазах Н. тоска и горе, которое я вычерпать не могу. девочка Танечка смотрит в стакан и не ищет отравы. мать отворачивается. ты боишься. мои руки такие слабые.
мне никто не верит.
даже я сама.

@темы: @что-то совсем шизовое., @не-люди-в-моей-голове., @нарезка реальности.

03:18 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:44 

оказывается

с каждым годом действительно становится хуже.

@темы: @нарезка реальности., @что-то совсем шизовое.

15:45 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:16 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:49 

трещина.

когда мир звенит и плывет, я не нахожу ничего лучше кроме как мысленно, из последних сил позвать ее. имя разбивается на осколки, и мне кажется, на секунду кажется, что я вижу ее грустное лицо в этих стеклах.
но вместо этого тонкие руки Ведьмы поддерживают меня за плечи. язык ворочается с трудом.
-мне бы хотелось быть ею, - говорю я ей. или мне только кажется,что говорю. в ушах стоит такой звон, что слов и не разобрать. Ведьма смотрит на меня с жалостью. я вцепляюсь ей в запястье, но мои руки такие слабые. как и восемнадцать лет назад. как были всегда, что бы я не говорила. в какой-то момент мне кажется, что мои пальцы проходят насквозь, но она ловит меня за руку, и держит.
пальцы у нее теплые. живые.
-я не могу так. мне больно. мне до чертиков больно, а слов нет, и я даже закричать не могу. никто ничего мне не должен и это нормально. ей легче, ей проще, для нее все наконец закончилось. когда же все закончится и для меня?..
я хочу надеяться, что это произнесено вслух, но не могу разжать зубы. мир все так же звенит и пляшет. глаза Ведьмы черные, как обсидиановое стекло. конечно же она слышит. все шутки про телепатию не такие уж и шутки. я слишком давно боролся со своим безумием, чтобы победить.
-господи, да когда это кончится-то уже? ненавижу то, как это выглядит. ненавижу то, как это видят. ненавижу себя. мне ее не хватает, веришь ли, не хватает. комната пуста, тишина, темень эта и никого из них, никого. это невыносимо. разреши мне, прошу же, обратно ее позвать.
у меня слезятся глаза, но этот странный паралич не дает мне ни с места сдвинуться, ни руки поднять.
Ведьма просто сидит рядом и держит меня за руку. но руку я почему-то не чувствую. тела, впрочем ведь, тоже.
-с диссоциациями было проще. хоть светлую свою часть я бы от ненависти этой спас. а так — невыносимо. хочется раскроить себе череп, закончить все это. я не вижу выхода, я не знаю, куда идти. я не вижу, словно кто-то вырезал мне глаза, посмотри, не мерещится ли мне, слышишь? ненавижу все это..
я пытаюсь сказать, но не чувствую себя вовсе. даже сознание словно рассыпается на те самые стеклышки ее имени. только смотреть могу.
Ведьма со вздохом обнимает меня за плечи.
-она не свет. и не нужно тебя ей. и держись. держись, если встала на этот путь. до конца иди. я с тобой, - говорит она.
в уголках ее глаз впервые я вижу слезы.

..а потом спустя пару часов я уже смеюсь над дурацкими шутками, словно не валялся, парализованный, не в силах даже пошевелиться. облекать это все в кривые метафоры и уродливые слова становится почти забавным.
дурацкая игра в нормальность делает новый виток.

@темы: @что-то совсем шизовое.

00:09 

не смотри в глаза, не говори, что видишь.

иногда в своем стремлении влезть в чужую шкуру можно нехило допрыгаться. особенно если это не норма. особенно если ты сам - ходячий кусок не привязанного к земле сознания, а так, очередное не(и)что из мира идей. особенно, если тебе и не хочется быть.
а меня вот предупреждали же, остановись.
не лезь, пока не соберешься сама. пока не придумаешь себе якорь, и тем более пока он не начнет тебя действительно держать.
ты можешь ходить куда угодно, - говорил мне один безумный экспериментатор, - но только если тебе есть к чему возвращаться.
возвращаться не к чему.
я жгу свечи и говорю. говорю, распыляя себя снова на осколки эмпатии, склеенные сознанием лишь для того,чтобы говорить. говорю что вижу, и в какой-то момент, понимаю, почему люди точно так же шарахаются от меня. да черт возьми, в гробу я видал такой внутренний мир.
а уж этот внутренний мир меня и подавно.
не лезь, говорят. остановись, говорят. снова ты это делаешь, говорят.
своим же бессознательным теперь давиться, это надо уметь.
не сказать, что мне страшно и что я не полезу обратно.
не сказать, что меня вообще чему-то учат подобные духовные поиски.

если это все,что я могу,то почему бы и нет.

@темы: @люди, @что-то совсем шизовое.

01:47 

ты читаешь книгу, и каждый в ней тщетно мечтает ворваться к тебе в грудину.

а когда дело даже не в книге, это уже явная клиника.

мир отсчитывает следующий год, а я все еще не могу выбрать реальных людей вместо бесплотных призраков. в каком-то смысле, кроме прямого, это даже смешно.

Лори смеется. так торжествующе, что у меня ноют зубы. я зажимаю уши руками, но смех ее не стихает ни на секунду.
-не сейчас, ну эру ради! - раздраженно бросаю я кажется слишком громко. на меня оборачиваются пассажиры маршрутки. я пристыжено втягиваю голову в плечи и утыкаюсь в телефон, наугад тыкая в кнопки.
-у нас уговор,вообще-то, - философски замечает Лоркана и пожимает плечами, - уже январь. игра через месяц. потом как в прошлый раз будешь изводить себя вечными придирками.
я понимаю, что я беспросветный кретин, раз уж даже персонаж начинает читать мне морали.
.
когда я еду обратно, у меня уже нет никаких сил бороться. я облажалась по многим фронтам, а теперь еще и это. я правда не уверена, что это когда-нибудь закончится. эта вечная колея моего уродства. эта вечная вереница выдуманных людей, чтобы, не дай эру, ни на секунду не оставаться одной.
Лоркана сидит рядом,вглядываясь в проплывающий за стеклом город. в темных глазах плавают блики огней. она ничего не требует, ничего не говорит, просто сидит рядом, отбивая у людей всякое желание занять последнее свободное место рядом. я с трудом заставляю себя вспомнить, что вижу ее только я.
осунувшееся лицо и голодные глаза. что-то изуродованное и больное. если вспомнить концепцию мира, она вообще наполовину мертва, а следовательно мертва целиком. смерть невозможно держать в узде. хотя, может, проблема в моем знании матчасти. или склонности к поетичным гиперболам.
но даже она куда более живая, чем я сама.
- в феврале будет игра, и ты получишь наконец свои сутки жизни, - вяло бросаю я в пустоту. Лори переводит взгляд на меня, и он словно толкает меня в грудь. я так люблю ее — наивную и жестокую, жалкую и страшную, отчаявшуюся и счастливую. и потому совершенно забываю, что для нее все эти мои сентенции вымысла - невеселая такая реальность.
-тебе нужен этот февраль больше, чем мне, - грустно улыбается Лори, - ты хочешь силы и права жить. права быть злом, или как ты там это называешь. не нужно перекладывать на меня свои порывы. я ведь...привыкла, на самом деле. я это я. а вот ты готова быть кем угодно, лишь бы не собой.

и каждый мой глюк повторяет мне то же самое.

- тебе проще, - возражаю я, - ты можешь списать все на свой недуг и не маяться нравственностью. отличный повод для оправдания.
Лори смотрит на меня как на идиотку, коей я и являюсь, и задумчиво трет переносицу. на бледной коже тут же расцветает красная полоса.
-ты действительно думаешь, что я могу позволить себе нечто подобное? - произносит она таким тоном, что мне становится откровенно стыдно. секунду спустя она добавляет:
-ты действительно думаешь, что я не считаю это слабостью?

и мне снова нечего ответить. разве что что-то о тоннах подавленной агрессии и тысячах причин, почему мне лучше заткнуться и зарыться в книги про идентичность.

- не забрасывай это все, - советует Лори, отворачиваясь к окну, - время идет очень быстро. тебе в конце концов в это играть..и жить потом. с осознанием того, что ты не успелала, не сделала, не сказала. но уже без второго шанса.
- ладно уже, заткнись, - устало обрываю ее я, и остаток дороги мы едем молча.

я все еще помню, что я беспросветный кретин.

@темы: @что-то совсем шизовое., @не-люди-в-моей-голове., @нарезка реальности.

06:45 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:18 

сочинение «мой дом» к паре по консультированию. диагностичненько.

в моем доме холодно, и этот холод останавливает бурю. я замираю, ощущая, как деревенеют мышцы. лицо идет волной. мысли, сметающие все с таким трудом выстроенные преграды, смерзаются в ледяной ком.
этот страшный покой — единственное, что меня держит.
свет включать не имеет смысла. те, кто приходят ко мне, даже не замечают разницы. их глаза настороженно смотрят на меня из темноты с пыльных странных портретов в траурных рамках. каждого из них нет и никогда не было. в этом мы с ними очень похожи.
-я дала тебе ярость, - говорит Ирка. исцарапанные пальцы сжимают алую звезду на длинном шнурке. я хочу спрятаться, и никогда больше ее не видеть. пусть мертвые никогда больше не лезут в дела живых.
-я дала тебе надежду, - говорит Найя, и от ее взгляда мне хочется кричать. но вместо крика с губ срывается песня.
-я дала тебе выбор, - говорит Дивная, и на ее чешуйчатых щеках блестят слезы.я хочу обнять ее, но она выставляет когтистые лапы, словно защищаясь. я опускаю руки.
-я дала тебе смирение, - шепчет Амалия Селвин. и исчезает раньше, чем я успеваю схватить ее за рукав. пальцы проходят насквозь.
-я дала тебе веру, - улыбается Эльза. в волосах ее запуталась сосновая хвоя. прозрачные глаза смотрят тепло и ясно. я протягиваю ей руку, но касаюсь холодного стекла.
ничего этого никогда не было.

я завариваю крепкий чай, щедрой рукой отсыпаю дневную норму таблеток. давлюсь, кашляю, и выгляжу, наверное, слишком жалко, для того, чтобы зваться Иерофантом. я рада, что никто этого не видит.
ветер, рвущийся сквозь открытые окна, пронизывает насквозь.
холод единственное, что заставляет мою нелепую боль заткнуться.
Лори опускается в кресло рядом и закрывает лицо рукой. голодные глаза беспощадно тоскливы.
-я дала тебе силу, - говорит она, и я знаю, что ей не нужна моя жалость, принятие и забота. но ей было бы приятно услышать от меня правду. хотя бы от меня.
-спасибо тебе, - говорю я, и слова увязают в этом ледяном безумии, - мне больше совсем не страшно стать мразью.
это наверное лучшее, что я могу ей сказать.

в замке поворачивается ключ и в прихожей вспыхивает свет. я закрываю глаза, и под веками вспыхивают оранжевые пятна. когда я наконец решаюсь взглянуть на вошедшего, я вижу ее, окруженную ареолом теплого света, разрумянившуюся с мороза, безудержно счастливую.
-эй, ты чего сидишь? - спрашивает она, выпуская из рук пальто. в ее взгляде вспыхивает тревога и тут же исчезает.
она знает, что иначе и быть не могло.
она проходит по комнатам, включает повсюду свет, закрывает окна. неодобрительно бросает взгляд на стену, изуродованную траурными рамками. не осуждающе, а скорее устало.
она бы очень хотела, чтобы в моем доме было светло, тепло и вкусно пахло выпечкой. но она знает, что это попросту невозможно.
в голове звенящая ясность.
я обнимаю ее, и ощущаю, как бьется ее живое, стремительное сердце. и эта жизнь в ней обжигает меня, оставляя на коже уродливые ожоги.
свет слепит глаза, но я упрямо заставляю себя смотреть.

мне бесконечно жаль, что я все еще остаюсь неизменно мертвой.

@темы: @что-то совсем шизовое., @пострадалец., @нарезка реальности.

21:26 

Ведьма спросила, каким я вижу Самайн.

когда я выхожу за порог, один лишь порыв ветра заставляет меня дрожать от холода. город, изрезанный струями ливня, торжественно и грозно смотрит на то, как я натягиваю на голову отвратительный колючий капюшон, и, пытаясь удержать в руках зонт, чиркаю спичкой. пламя дергается. извивается, пляшет, безжалостно пожирая фитиль. свечка с лязганьем приземляется на дно фонарика и огонь озаряет озябшие руки теплым желтым светом.
тени, клубящиеся за спиной, хищно скалятся в ожидании. на какое-то мгновение мне кажется, что в дождливой темноте появляются темные фигуры, плотный туман, почти осязаемый.мне становится почти страшно.
- ну здравствуйте, - судорожно улыбаясь, бросаю я в темноту, - идем, что ли?..
слова такие несовершенные и смешные.
перехватываю зонт поудобней и иду вперед. город удивленно взирает на это вопиющее безумие — ветер, дождь, машины, поднимающие тучу брызг, ослепительная в свете прожекторов церковь. и я, согнувшись пополам, прикрывая фонарь от ветра, настойчиво прорезаю себе путь сквозь вязкую тьму. я не одна. я не боюсь. за мной длинной чудной поцессией следую те, кого никогда не могло существовать. след в след, они идут, незримые, страшные, изуродованные бликами тусклых фонарей вдоль дороги. я знаю, что это вопиюще смешно. это явно было очень плохой идеей. бронхит. промокшие насквозь ботинки. зонт, с вырваной спицей. дрожащий желтый свет впереди. дыхание в спину.
оборачиваюсь, чтобы проверить, не отстал ли кто. лохматая девочка в затасканной футболке вскидывает посиневшие от холода руки. наверное, во многом это ее праздник, в конце концов. Див откидывает с лица мокрую алую гриву. чешуя ртутно блестит в неверном свете. Лори косится на нее с подозрением. Эльза кутается в старую шаль, в волосах запуталась сосновая хвоя. Вира ловит капли дождя рукой, затянутой в кожаную перчатку. рубец на ее щеке почти затянулся. Найя раздраженно поправляет сползающий на лоб капюшон плаща. Хисиэль с самым гордым видом оглядывается по сторонам. Тинталит скорбно склоняет голову. я не вижу тех, кто идет последними.

дорога за левым плечом пуста.
всего этого никогда не было.
это глупо, смешно и глупо. погребальное шествие, марш уродов. они идут за мной, держа ориентир на тусклое пламя свечи. сквозь пробирающий до костей холод и дождь. через город-перекресток, связавший все сказки в одну — странную, слегка абсурдную сказку.
-я не боюсь вас, - говорю я им, пытась справиться с зонтом, который ветер нещадно вырывает из рук.
-я люблю вас, - отчеканиваю я, глядя как проспект впереди вспыхивает неоновыми огнями.
-я помню каждого из вас, - выдыхаю я, замирая на перекрестке, словно на краю обрыва. мои спутники торжественно молчат.
мир снова встает на место.
я знаю, что совсем скоро будет Долгая Ночь и круг. будет яблочный пирог и оскалившиеся в жутких ухмылках тыквы. аллергия на кошек. бездонные глаза Ведьмы напротив. нестройные песни. свечи на окнах. пряный чай и чужие лица в зеркалах.взгляд с той стороны.

а пока у меня есть все те, кто идет за мной по ледяному вечному городу, утопающему в темноте.
свеча тухнет лишь на пороге.

@темы: @что-то совсем шизовое., @не-люди-в-моей-голове., @мой эгладор.

00:13 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:11 

20 мая.

она действительно не врет,говоря «я подожду». когда я открываю глаза утром, первое что я вижу — Ирку, листающую красный том Маяковского. я делаю вид, что ее не существует, но понимаю,что это просто бесполезно. она продолжает меня преследовать. она с любопытством наблюдает,как я сваливаю в рюкзак тетради вперемешку с таблетками. аккуратно стучит в дверь ванной и в итоге сидит со мной на кухне, с интересом разглядывая содержимое бабкиных кастрюль.
она едет со мной в троллейбусе, отбивая у людей всякое желание занять свободное сиденье рядом.
она сидит со мной на паре и сверлит взглядом спину. я постоянно оглядываюсь и со стороны наверное смахиваю на помешанную.
Ирка смеется и кладет холодные руки мне на плечи.
-имя. мы ведь договорились.
в шуме и духоте актового зала я почти убеждаю себя,что ничего этого нет и никогда не было. но потом она протискивается сквозь толпу и садится рядом. мы молчим двадцать минут, и я снова пытаюсь сбежать.
когда мы идем по залитой солнцем улице, Ирка болезненно морщится. я ее почти ненавижу.
-мне не о чем с тобой договариваться! - выкрикиваю я слишком громко,и только радуюсь, что Ведьма и девочка Танечка заняты беседой.
-ты всегда будешь затычкой для чужих жизней. даже сейчас. им все равно. они тебя никогда не услышат. зря надеешься.
-убирайся.

все это время, пока я возвращаюсь домой, добираюсь до комнаты,заваленной чужим хламом, и ухожу спать, она мрачно буравит меня бесцветным взгядом и напевает Интернационал.
периодически я действительно хочу, чтобы она заткнулась и больше никогда не лезла в дела живых.

@темы: @нарезка реальности., @не-люди-в-моей-голове., @что-то совсем шизовое.

18:42 

очередная ненависть к себе, да.

я всегда знала, что буду проклята. наверное, это единственное, что я знала наверняка.
влезть в треугольник крапмана,чтобы стать защитником наконец. все началось с меня и мной же должно закончится.
когда я смотрю в зеркало, то вижу его. это его лицо. его взгляд. и я ненавижу себя за то, что все,что я есть, это лишь пляска от обратного. попытка стать кем-то, а не его продолжением.
хотя даже на это я была бы готова, будь у этого смысл.
смысла нет.

ему теперь не нужны слова, чтобы она шла за ним. милосердие куда удобнее, нежели страх. я — зло, он — моя жертва. все тривиально. он снова меня перехитрил.
и поэтому так происходит. спасаемые мною ополчились на меня же. теперь я враг, безумец и эгоистичный подросток.
проклятая жалость.
и я ненавижу себя за то, что мне больно.

четыре дня в слезах и ненависть к себе — говорит кто-то, и его обнимают, гладят по голове и неуклюже шепчут, что все еще будет хорошо.
шесть лет безнадежной борьбы с собой, с агрессором, с рабским мышлением близких, с суицидальными тенденциями и равнодушием окружающих. и да, ненависть к себе.
и те за кого я сражался говорят мне:
-твоя война не имеет смысла. ты все понимаешь неверно, глупый ребенок.

обесценивание всегда работает.

но самое страшное, что даже сейчас я по-прежнему слышу его голос
в своей голове.

@темы: @нарезка реальности., @что-то совсем шизовое.

14:33 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:32 

зачем? а потому что почему бы нет. почему моя искренность перерастает в глупость.

-что от тебя остается мне? - говорит она, - ну от меня тебе-то понятно, какие-то страшные сны, чувство вины и ноющая серая зависть, огрызочки записей об этих странных визитах. ну а мне что?
от неожиданности я теряю последнюю связную мысль. ну удружила, Див, в ночь перед экзаменом. ничего не скажешь. сначала хочется бросить ей что-нибудь злое и провокационное. а потом по позвоночнику взбегает холодок и становится как-то стремно.
-а ты меня так быстро забудешь? - спрашиваю, уже заранее догадываясь об ответе. ну глупо же. забудет. быстро. как и себя саму.
Див смеется совсем невесело и почти не утруждает себя мороком. я никак не могу рассмотреть ее лица. взгляд каждый раз цепляет то правильные человеческие черты, то изуродованную острыми чешуйками кожу, но все равно в итоге все расплывается перед глазами.
Див бросает на меня укоризненный взгляд и я прекращаю свои попытки.
-ты же прекрасно знаешь, что забуду. даже если проведу рядом с тобой всю твою жизнь. твое время закончится..
-если только ты не заберешь меня с собой, - резонно замечаю я, почти не чувствуя угрызений совести, когда ее лицо искажается, словно в немом крике, но тем не менее тут же добавляю, - не подумай, я ни на что не намекаю. знаешь ли, у меня нет особого желания бороздить вселенную на пару с тобой и безумным любителем идиотских шейных платков, да еще и без возможности сбежать из этого дурдома.
я говорю абсолютно искренне. наверное, впервые за последнее время я говорю ей правду. я действительно не хочу ее судьбы, силы, боли и правды. мне действительно ничего не нужно здесь от нее.
Див потерянно молчит.
-послушай, мне действительно не нужно такое бессмертие.
-и я наверное рада этому, - говорит она, - ты так стойко держишься. я до сих пор жалею о том, что мне не досталось твоей выдержки. твоего умения наступить себе же на горло ради общего блага.
-угу, конечно, - насмшливо вскидываюсь я, - то-то я постоянно ломаю себе хребет без посторонней помощи. Мире не стоило и стараться - дайте мне что-то,что мне дорого в шаговую доступность и я преспокойно доведу себя до депрессии без посторонней помощи!
Див хмыкает, но тут же становится серьезной.
-так все-таки? что от тебя останется мне потом?

-я же надеюсь, ты не хочешь на что-то меняться? - напрягаюсь я, - извини, но в таком случае я буду вынуждена послать тебя к черту.
-я не покупаю и не отнимаю, - вздыхает Див. морок вдруг приобретает четкие очертания, - что бы ты ни ответила, твое остается твоим. это как... - неуверенно щелкает пальцами, - ксерокопия. я буду носить ее у сердца и знать, что где-то, среди бесконечного калейдоскопа миров, когда-то была ты..такой же ребенок на Грани, который не оступился там, где оступилось большинство.
я теряюсь в словах. путаюсь. что же будет соразмерным ей даром. и даром ли, а не проклятием.
ее взгляд выжигает меня изнутри. глаза у нее серебряные, как слюда под солнечными лучами. расплавленное серебро.
-тебе останется отражение, - говорю наконец, - и страшные сны мои, и чувсво вины, и тоскливая зависть. тебе останется все то, чем ты была когда-то и то, чем могла бы стать. ведь я такая же в точности как и ты. я это ты. и если ты когда-нибудь забудешь о той, кем была.. забудешь ту девочку, что когда-то пришла в Эгладор и не узнала своей мечты..девочку мертвую и ненужную этому миру, но обреченную вечно искать свое место в нем, — ты посмотришь в зеркало, водяную гладь или сталь клинка. ты увидишь меня в себе. и вспомнишь обеих. и разницу между нами.
на мгновение спотыкаюсь на слове и продолжаю:
-так ты никогда не забудешь о том, что ты человек. и о том, что не должна делать зла. это будет моим тебе даром.
по ее глазам я вижу, как жестоко ошибаюсь в словах. не даром, а снова проклятием.
-я принимаю твой дар, леталлан, - склоняет голову Див. грязно-алая грива рассыпается по плечам. нелепое «леталлан» только добавляет абсурда ситуации.
ее мира не существует даже на бумаге и поэтому она так легко отрывает куски от чужих.
она сидит неподвижно довольно долго, но когда поднимает голову, ее лицо становится прежним. изуродованным болезнью, но все-таки человеческим.
моим.

@темы: @мой эгладор., @не-люди-в-моей-голове., @пострадалец., @что-то совсем шизовое.

02:34 

от меня тебе достается лучшее.
ни сна в летнюю ночь, ни «если завтра война», ни поезда в Средиземье. и я говорю тебе:
-посмотри. я был в Первой отважным эльфом — пел, воевал, умирал за чужую правду. этот город совсем не похож на Химринг, у меня ничего, кроме памяти не осталось, все выжгла эта война. эпоха героев оставила нам лишь доблесть, славу и смерть, и все песни мои лишь о том, что еще хватит на нас огня. все это ложь, но потом я в городе-перекрестке застрял, и теперь навеки с тобой повязан.

от нее остается мне только клеймо на лбу. я срезаю кожу до кости, ресницы от крови слиплись. и я говорю тебе:
- посмотри. мне четырнадцать лет, хотя я давно потеряла времени счет. у меня за плечом рыбоглазый бог о бессмертии говорит, и клинок выходит из-под лопатки, и мне уже очень и очень давно опостылело умирать. я иду по мирам не первый может быть век, я умерла, и никто не запомнил моего лица. все это ложь, но потом я в городе-перекресток пришла босиком по стеклам, и теперь навеки к тебе приравнена.

за три года идолы покрываются мхом и врастают в землю.они станут скоро деревьями новыми, зазеленеют пышной своею кроной. и я прячусь в тени. и я говорю тебе:
- посмотри. весь мир насилья мы разрушим, а потом тот, кто никем был, обязательно всем станет. у меня кроме мертвой идеи моей да красного знамени ничего никогда и не было. и не нужно мне ничего, ведь завтра война, и это будет последний наш и решительный бой, а я всегда искала соратника себе и солдата. все это ложь, но вот я городу-перекрестку поклониться пришла и теперь навеки на твоей стороне останусь.

так от тебя мне достается лучшее. ни клятвы, ни смерти, ни вечности, ни проклятой тишины. остается тебе только в ладонях сердце мира держать, и смотреть на меня строго со второго аркана. и в волосах твоих запутается солнце пополам с ветром, ослепит, и подарит зрение, которого не было никогда.
смотреть и никогда не насмотреться остается мне. и я открываю глаза. и я говорю тебе:
- посмотри. я сотни идолов сменил на огонь и иглы. я никогда ни к чему не приходил и придти вряд ли сумею. и я не уйду, пока ты не убьешь меня, ведьма из темного леса, сестра моя. потому что кроме тебя меня никто уже не спасет.

@темы: @что-то совсем шизовое., @не-люди-в-моей-голове., @нарезка реальности., @Ведьма

23:54 

черт возьми, опять.

Ирка Горнова прячет безжизненный взгляд за длинной неряшливой челкой, и все еще напоминает мне девочку из "Звонка". я почти не удивлена ее появлению.
-только не нужно снова о том,чего ты так жаждешь,хорошо? сейчас то самое время,когда я соглашусь на что угодно, лишь бы не-существовать.
она дергает уголком рта и ломано опускается в кресло. молчит. я пытаюсь вникнуть в очередную бессмысленную книгу. темная фигура в кресле почти меня не нервирует.
-она видела меня, ты ведь помнишь? - насмешливо бросает она, и снова попадает в цель, - кто еще, кроме нее, способен был нас увидеть? кто еще , кроме нее, тебе действительно поверил? кто, кроме нее, мог разделить это с тобой?
я хочу ударить ее,но Ирка лишь продолжает издеваться:
-ну давай же! если назовешь мне хоть одно имя, не солгав, я просто уйду и перестану рвать тебе нервы. давай же. попробуй. хоть кто-нибудь понимал тебя полностью, без недосказанности и фальши?
я молчу. ответ приходит почти мгновенно.
-просто они сразу поняли, что вас на самом деле не существует, и что все вы - это на самом деле я. что вы просто распоясавшиеся персонажи. субличности. вас нет. то,что она видела - всего лишь коллективная галлюцинация, случайный сон. да такие дивнюки,какими мы тогда были,и по Колобку готовы глюки ловить, лишь бы потрагичней! а то,чем она стала,никогда бы не смогло рассмотреть даже тебя, не говоря уже о тех, кто в тысячу раз тебя лучше.
Ирка морщится, проглотив шпильку, но ироничная ухмылка не сходит с бескровных губ.
-имя, Безымянная. имя, и я уйду.

мне остается только молчать. и держать удар.

-ты все равно ничего не получишь, - отрезаю я. она улыбается. алая звезда на длинном шнурке кажется выпачканной в крови.
-все они просто замена, и ты это знаешь.
-иди к черту!..

Ирка отворачивается к столу и с интересом листает один из лежащих там блокнотов.
-я подожду. у меня бесконечно много времени.

@темы: @что-то совсем шизовое., @не-люди-в-моей-голове., @идолы.

12:47 

из таких детей не вырастают

когда я возвращаюсь в комнату, Дивная сидит у окна, повернувшись ко мне спиной. отросшие волосы спутались и торчат во все стороны. их цвет уже не такой алый, как прежде.
- здравствуй, — вежливо нарушаю я тишину. Див все так же изломано неподвижна. кружевные рукава порваны, края юбки истрепались уже в лапшу. весь ее вид становится для меня тревожным звоночком.
—что случилось?
она поворачивает голову, и грязные волосы лезут ей в глаза. окровавленная чешуя снова сменяется привычным мне мороком.
-я умерла, ты ведь помнишь? я убила себя. так, как всегда это хотела сделать ты — красиво, благородно, больно, — ее лицо неподвижное и бледное. запавшие глаза. распухшие в трещинах губы,
— только раньше,чем умереть там, я умерла в твоем мире. я убила себя дважды, — говорит она, — я умерла в свои двадцать три и никто не запомнил моего лица. я умерла и теперь говорю с тобой, потому что к тебе всегда приходят самоубийцы.
ее слова заставляют меня содрогнуться, но я знаю,что она бесконечно права.

@темы: @не-люди-в-моей-голове., @что-то совсем шизовое.

01:51 

прочь из моей головы.

я помню,как мы говорили о символах и цветах. как я выбрала маки, а ты спрашивала у меня, что же из всего этого разнообразия - твое. я не задумываясь назвала васильки. твои синие глаза. и цветы эти синие. простые. окруженные спелой пшеницей,золотой,как твои волосы.
я всегда хотела преподнести их тебе, как символ.
и тогда ты скривилась и сказала,что это слишком просто. и выбрала лилии,непременно белые чтоб. эти жуткие цветы с лепестками,похожими на щупальца. удушающим ароматом, от которого срабатывает астматический приступ.
я с детства ненавидела лилии.

это просто смешно.
второй день вышиваю эти чертовы васильки.
а несуществующая только осуждающе смотрит на кривые стежки.

@темы: @что-то совсем шизовое., @идолы.

Голос из пламени

главная